Петров А.Я., обладатель жетона «Ветеран ТАКТ»  

    Ущелье мрачное Джело
                     К заветной цели привело,
                    Туда, где грозный Иикту
                    Скрыл ледниками наготу.
                    (Из туристской песни)
        

Начало 90-х годов XX века. Советский Союз развалился, в экономике России коллапс. Горный туризм по существу рухнул, про походы ТАКТ,а ничего не слышно, не до гор, борьба всех и вся за выживание, идёт процесс приспособления к новым, кардинально изменившимся условиям рыночных отношений. Мощный отток неимущих инженеров в коммерческие структуры. От молодёжи в этот период приходится слышать нелицеприятное в свой адрес.

 Дескать, наше поколение неверно выбрало жизненный путь подавшись в инженеры. В современных условиях получение высшего образования – лишняя трата времени. В коммерции для достижения успеха оно вовсе не нужно, нужны совсем другие качества и способности – хитрость, изворотливость, отсутствие всякой совести и прочее в том же духе. И ведь действительно, наблюдалось, что вчерашние недоучки, прохиндеи быстро становились «выдающимися», богатыми людьми, в то время как толковые парни, не могли свести концы с концами, чтобы прокормить своих детей. Вспомните хотя бы как гремела в Томске в то время фирма «Совтеро», возглавляемая нашим тусуровцем. Правда он плохо кончил, сбежал за границу, надув всех и вся. Вот в этот тяжёлый период Слава Никитин – легенда ТАКТ,а тоже оказался на мели. В советское время выделялись деньги на гляциологические экспедиции, Слава их организовывал, и мне посчастливилось в них поучаствовать. Но теперь всё перешло на коммерческие рельсы, а какие от гляциологии могут быть доходы? А необходимость постоянно мониторить ледники, хотя бы для будущего науки и будущих поколений существует непреложно. Поэтому пришлось Славе исследовать ледники по существу в одиночку, без экспедиций. Но такое можно было делать лишь в условиях наличия базы томского университета на ближайших ледниках ущелья Ак-Тру. Однако необходимо было «оконтуривать» и дальние ледники, вот и сговорились мы со Славой совершить вдвоём поход по ледникам Южно-Чуйского хребта, больше в тот момент из-за финансовых проблем никого привлечь не смогли. В принципе Слава, будучи великолепным знатоком гор и абсолютно приспособленным к автономной жизни в горах, вполне способен пройти горный поход в одиночку. Но с точки зрения безопасности, особенно в условиях закрытых ледников, ледопадов и прочих непременных препятствий в горах, ему нужен был напарник и я счастлив, что он остановил свой выбор на мне. Мы решили, что в свой отпуск я подъеду в Ак-Тру и оттуда мы через перевалы отправимся в район пика Иикту – высшей точки Южно-Чуйского хребта .

Тут собственно и начинается эта история. Дело в том, что я преподнёс Славе очень неожиданный сюрприз. В Ак-Тру я приехал не один, а вдвоём с симпатичной женщиной, с которой случайно познакомился перед этим. Фишка заключалась в том, что даме было чуть за сорок и она никогда перед этим не была в каком либо походе, тем более в горах. То есть это была абсолютный «чайник» и поэтому сам по себе очень любопытен был процесс превращения человека в возрасте из дилетанта в человека, понимающего кое – что в горах, и в конце концов ставшей, как и все тактовцы, страстной поклонницей гор и всем что с ними связано.

Приобщение Антонины к горам случилось по моей вине. Обычно при знакомстве с новыми людьми в разговоре интересуешься, чем человек увлекается. Я в ответ всегда рассказываю о своём главном увлечении в жизни, о горах. Естественно всегда хочется приукрасить рассказ какими-то приключениями, которые испытал, различными страстями, которые пережил. Если интерес у собеседника явный, начинаю показывать фото из своей богатой походной коллекции, рассказывать о чудесах природы, которые довелось увидеть и запечатлеть. Большинству людей свойственен дух авантюризма, страсть к путешествиям. Поэтому они при этих рассказах загораются желанием тоже пойти в горы, приобщиться к тому удовольствию и великолепию, которые преподносят горы. Но ощущения от фото и рассказов, как правило, у обычных людей складываются лёгкие. Им поход в горы представляется праздником, своеобразной поездкой на загородный пикник, где одно веселье и приятности. Обычно, они сразу просят взять их с собой при следующей поездке в горы. Приходится спускать их с небес на землю. Говорю, я не против, но для того чтобы поехать в горы надо подготовиться. Прежде всего, нужно иметь соответствующую экипировку и личное снаряжение. Начинаю писать список, что человек должен иметь в обязательном порядке. Пишу: рюкзак, спальник, каремат, кошки, штормовка, тёплая одежда, вибрамы, разные мелочи начиная от налобного фонарика и кончая предметами гигиены. Далее начинаю объяснять, что надо тащить на себе палатку, запас продуктов, топливо, горелку, посуду, инструмент и т.д. Не сразу до них доходит, что в горах шерпов, магазинов и столовых нет и жизнеобеспечение возможно только за счёт собственных усилий. По мере разъяснений лица у собеседников начинают вытягиваться, улыбки от предстоящих тягот сходят на нет. Им уже не кажется, что поездка в горы сродни весёлой и беззаботной прогулке, предыдущий энтузиазм резко падает. Обычно берут написанный мной список и на том дело кончается. Повторных просьб взять с собой в горы за редким исключением не наблюдается. Как то всё затухает. В лучшем случае объясняют невозможность поездки непредвиденными обстоятельствами и необходимостью решения вдруг возникших проблем. Мне это всё давно известно, тем более удивительно, что буквально через пару дней Антонина (далее Тоня) позвонила и попросила помочь в приобретении вещей по моему списку, так как она в снаряжении ничего не смыслила. Повёз её в Академгородок, где наши девушки открыли единственный на тот момент маленький магазинчик туристского снаряжения, где и купили нужные рюкзак, спальник, каремат и что-то ещё. Остальные вещи Тоня должна была собрать, купить сама. Радостно, что ещё одну особу кажется удалось завлечь в свои ряды, но подумал, что же я своей пропагандой наделал, ведь меня ждёт в Ак-Тру Слава Никитин, ему обязательно нужно помочь прочесать южно-чуйские ледники, а тут такая обуза – «чайник». Ну думаю, Ак-Тру, место многолюдное, более ли менее цивилизованное, и хоть это мягко говоря некрасивый и неблаговидный поступок, брошу Антонину в лагере, пусть отдыхает, ходит по ущелью туда-сюда, смотрит на красоты, ледники, а я уйду со Славой в трудный поход.

И вот отъехали мы с Тоней на Алтай. В Горно-Алтайске сразу уехать не смогли, перевозчик-частник в то время ещё на крыло не встал. Задержались на сутки, и слава богу. Благодаря задержке лишний раз убедился, что женская душа для мужика всегда потёмки. Дело в том, что в моём списке были резиновые сапоги. Это обязательная обувь для гляциологов, по сапогам их сразу можно отличить от всех прочих в горах. И это не прихоть или какое-то пижонство гляциологов, а насущная необходимость. Гляциолог целый день на леднике, а там сплошные ручьи, промоины, а на закрытых ледниках днём мокрая снежная каша. Поэтому вибрамы, трикони и тому подобная обувь никак не годятся, ноги постоянно мокрые и мёрзнут, а в сапогах с шерстяными носками, куда с добром. Поэтому при отъезде из Томска на мой вопрос – куплены ли сапоги, был получен утвердительный ответ. В Горном Тоне непременно захотелось похвастаться своим вкусом и она вытащила из рюкзака резиновые сапоги. Я был в шоке, миру были явлены красивые ярко-розовые полусапожки на высоком каблуке, типа черевичек. Может быть на променаде они и хороши, но только не в условиях гор, особенно высокие каблуки. Слава богу, что мы ещё были в Горном, немедленно пошли в магазин и купили некрасивые обычные рабочие резиновые сапоги. Вернувшись в гостиницу я несмотря на явное неудовольствие хозяйки вывернул всё содержимое её рюкзака на предмет ревизии и правильно сделал. Оказалось, что добрая половина рюкзака была наполнена всякой косметикой и парфюмерией. Чего тут только не было, начиная с разных мазилок и кончая лосьонами и шампунями. Девушка явно собиралась на бал-маскарад. После препирательств почти всё лишнее было отобрано, включая черевички, собрано в посылку и отправлено по почте в Томск, дабы не тащить всё это в горы.

Уф, избавились от балласта и наконец-то двинулись в горы. Удивительно, но при этой первой поездке в горы по Чуйскому тракту Тоня почти всю дорогу продремала. Пытался её тормошить при встречных красотах, например, на бомах и Чике-Таманском перевале. Но взглянув полусонным взглядом через окошко, она тут же задрёмывала опять. В конце концов до меня дошло, что человек, никогда не бывавший в горах, не сразу готов для восприятия горных чудес, для него это какие-то отвлечённые картинки, не привлекающие внимания. Только впоследствии, протопав ногами энное количество километров, повидав и оценив на собственной «шкуре» все прелести гор, у Тони воспитался вкус к горам и в последующих поездках эти красоты вызывали у неё солидарные эмоции. Ещё одно воспоминание от Чуйского тракта тех времён, совершенно пустынная трасса, за час езды встречалось не более одной-двух машин. И уж тем более никаких километровых стад скота, которые в советские времена гнали по тракту из Монголии на Бийский мясокомбинат.

В посёлке Курай, вылезли из автобуса и оказалось, что до перевалки Ак-Тру примерно 30 км придётся топать пешком по степи. Тогда, во времена перестройки, колхозы развалились, грузовики не ездили, бензина не было, деревенский народ пьянствовал. Более того нам пришлось побыстрее улепётывать из Курая. Полупьяные мужики приставали с требованием дать им спирта. В их головах было неискоренимое мнение, что все городские с рюкзаками непременно несут с собой спирт. Уже по ночи дошли до речки Тетё, там справа по ходу раньше в районе степных холмов, а может даже курганов, на которых по литературным источникам производились раскопки, был скотогонный мост. Около моста отличное место для ночёвки на травке под сосенками. На следующий день доплелись до лагеря Ак-Тру и предстали перед светлые Славины очи. Слава со всем радушием нас принял, однако встал вопрос: как быть дальше? Слава оказался намного мудрее меня, он сказал, что не будем спешить с походом и предложил мне заняться воспитанием и стажировкой «чайника». Он предложил целую программу подготовки и проверки человека в условиях гор. Сначала мы вдвоём с Тоней должны были подняться по леднику Малый Ак-Тру вплоть до ледопада, затем выход с ночёвкой на Голубое озеро под вершину Ак-Тру и , наконец, главный экзамен – небольшой поход через Зелёную гостиницу на плато Водопадное, затем через вершину Купол и перевал Кзыл-Таш в ущелье Лжело и обратно, спуск с Водопадного в ущелье Тетё и возврат через Тетё в Ак-Тру. Всё это вокруг лагеря Ак-Тру, так что если бы с нами, что случилось, всегда была возможность быстро выйти к людям в лагерь. Пока суд да дело с Тоней случилось первое происшествие. Буквально за пару дней она с непривычки сгорела на солнце ещё в лагере. Проснувшись утром и ощутив, что лицо опухло, она посмотрелась в зеркальце и пришла в ужас. Вместо лица какой-то розовый блин, губы и нос слились в единое целое, вместо глаз какие-то щелочки, китайцы отдыхают. Такое часто бывает у новичков, особенно девушек, у них кожа более нежная и чувствительная. Через несколько дней это проходит, мы со Славой это знали, но не преминули воспользоваться случаем и разыграть бедную женщину. На полном серьёзе выразили ей соболезнование, сказали, что к сожалению у некоторых это остаётся на всю жизнь, таким людям нельзя в горы, но мы не догадывались, что она к ним относится, а проверить внизу это невозможно. Сами при этом едва сдерживали смех. Довели бедняжку до слёз, проклиная свою судьбу и решение отправиться в горы, она вспомнила, что я лишил её мазилок. Тут уж досталось мне по полной схеме. Поняв, что переборщили, дали задний ход. Но окончательно Тоня успокоилась только через несколько дней, когда опухоль спала.

С успехом выполнили вдвоём с Тоней всю Славину программу. Особенно любопытным оказался поход по ущелью Тетё. Сколько раз был в Ак-Тру, но в сторону Тетё никогда не ходил. Все всегда идут в сторону Купола и дальше по высоким снежно-ледовым гребням Северо-Чуйских белков. А ущелье налево от Водопадного плато очень даже интересное и необычное. Целый каскад скальных ступеней с симпатичными озерками и переливами между ними, вверху со снежниками. При этом нетрудные спуски и проходы между скал. Кругом море цветов, особенно огоньков (жарков), и неисхоженной травы. Но самое удивительное – сплошные заросли золотого корня. Такого изобилия золотого корня я не встречал больше нигде. Когда подует ветерок в воздухе даже ощущается запах розы. Ниже начинается сосновый стройный лес. Удивили выдранные вместе с корнями здоровые большие сосны вповалку. Очевидно погуляла тут страшной силы буря. Кругом нетронутые красная, чёрная, горная смородина. Ешь не хочу, очевидно, что сюда не забредала нога туриста. В самом низу Тетё вытекает в Курайскую степь, но в принципе можно не ходить в степь, а пройти напрямик в Ак-Тру по верху древней морены, поросшей лесом. Морена эта перегораживает ущелье Ак-Тру и хорошо видна из степи. Вернулись в Ак-Тру и доложились Славе, что «разведка боем» прошла успешно, Тоня выдержала все горные тяготы. В результате Слава принял решение, в импровизированную экспедицию идём втроём.

День на окончательные сборы и выступили на Южно-Чуйские белки через Купол и Джело. Второй раз в подъём на Купол Тоня уже скакала как белка, на радость нам, сказались появившийся опыт и акклиматизация. На ночёвке в Джело случилась таинственная пропажа. На ночь рядом с палаткой в лужицу с ледяной водой, как в холодильник, положили кусок сливочного масла. Это масло как корова языком слизала. Вокруг ни ночью, ни днём не было ни души, никаких собак, словом чудеса, наверное, хан-алтай забрал свою дань. Из Джело свернули в долину Талдуры и пошли по отличной скотогонной тропе вверх. По дороге прошли несколько аилов и овчарен. А кругом ни души, ни людей, ни скота. «Перестройка» добралась и до этих мест.

Пришли под ледники вершины Ольга. Слава побежал обмерять ледники, а нам поручил подняться в сторону перевала Талдуринский и в одном из карманов боковой морены разбить бивак. Пока поднимались неожиданно набежала тучка и как это часто бывает на Алтае, вдруг сыпанул дождь со снегом. Мгновенно скинул рюкзак, достал полиэтилен и укрылся под ним. Тоня тут же подскочила и лезет под полиэтилен. Конечно, поступил я некрасиво, но вот такой я вредный, воспользовался случаем, чтобы преподать урок поведения в горах в экстремальной ситуации. Спрашиваю Тоню – а где твой полиэтилен? – На дне рюкзака! – Ну вот потрудись теперь и достань его, а вещи из рюкзака пока можешь засунуть под мой полиэтилен. Пока Тоня под дождём распаковывала свой рюкзак я выслушал во всех красках целую лекцию про себя – изверга рода человеческого. Зато урок был усвоен намертво, отныне и во веки веков кусок полиэтилена у Тони всегда был под рукой.

После исследования ледников Ольги пошли на перевал Талдуринский, чтобы перевалить в ущелье речки Ошту-Айры. Погода была отвратная, всё в тумане, сыплет дождь со снегом, но времени пережидать непогоду у нас не было. Со стороны Талдуры подъём на перевал простой по леднику и снежнику, а вот с противоположной стороны ого-го, крутейший осыпной сброс из мелкого камня. Слава сказал, что в обычную погоду, бегут по осыпи вниз. А в тот день это было мокрая каша из снега с камнями. Слава попробовал только чуть-чуть спуститься и тут же спустил небольшую лавину. Стало ясно тут нам не спуститься. Мы с Тоней остались на перевале, а Слава пошёл искать обходной путь вверх по ребру главной вершины этого района Иикту. Вскоре он вернулся и сказал, что пойдём вверх по ребру, а спускаться будем по ещё более крутому склону слева по ходу. Но в отличие от прямой осыпи этот снежный склон держит благодаря тому, что снег смёрзся. Но там небольшие трещины-бергшрунды, которые будем перепрыгивать, благо наклон склона вниз этому способствует. Риск конечно был велик, я это понимал, у меня коленки дрожали, но слава богу Тоня этого не понимала и была весела, в то время как мы со Славой были мрачнее тучи. Связались верёвкой, Тоня посередине. Слава предупредил Тоню, что если она запнётся или даже упадёт, или что-то в этом роде, ни в коем случае не останавливаться и хоть кубарем, но катиться вниз, не задерживать связку. Бежать вниз будем что есть мочи, через не могу. Так и покатились вниз по крутому снежному сбросу, прыгая через трещины. Помню только как мелькали перед глазами провалы во льду. Остановились уже внизу на пологом леднике, перевели дух, а тут и солнышко вышло, и сразу же снег под ногами превратился в мокрое месиво, по которому пришлось тропить канаву. После ледника пошли вперемешку курумники с кустарником. Всё было мокрое и скользкое, идти было очень трудно, не наблюдалось никаких следов чего-нибудь похожего на тропу, даже звериную. Очевидно по ущелью Ошту-Айры редко кто ходит. В среднем течении Ошту-Айры переправа через неё и повторная переправа через левый приток, по ущелью которого нам надо было подниматься, чтобы попасть на Иикту с юга. Из-за дождей речки взбухли и на эти две переправы мы потратили около четырёх часов. Самое главное, «окрестили» Тоню алтайской водой, изрядно прополаскав её в этой ледяной купели. Благо благодаря привязанной верёвке уплыть она никуда не могла, но эмоции от впечатлений били через край. По притоку поднялись под очередной ледник, в этом месте опять переправа, но уже достаточно мелкая, и взошли на перевал «Обманутых надежд». Довольно странное название, в чём обман так и не понял. Но теперь это название сопровождает меня по жизни, столько было обманутых надежд и разочарований, увы. На юг от перевала уходит долина речки Тюнь, а налево по ходу простираются ледники вершины Иикту – главная цель нашей микроэкспедиции. С перевала и ледников открывается великолепнейший вид на лунный пейзаж плато Укок, на котором впоследствии нашли всемирно известную «алтайскую принцессу». А за плато на горизонте уже белые исполины гор Монгольского Алтая.  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск на сайте

Последние комментарии

  • ШЕСТЬ ЛЕТ - ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ

    Валерий Журавлев 21.04.2018 13:26
    Привет, Галка. Хорошо, что прочла с удовольствием. Саша правильно заметил, могла бы и сама написать про ...
     
  • ШЕСТЬ ЛЕТ - ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ

    Almy 21.04.2018 08:11
    Галя, привет! Спасибо большое за хорошие слова в наш с Валерой адрес! Конечно, было-бы хорошо, если-бы ...
     
  • ШЕСТЬ ЛЕТ - ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ

    Almy 21.04.2018 08:04
    Этот мессидж от Гали Лесковой, от нее коммент почему-то не проходит... Валера! Прочитала с ...
     
  • ШЕСТЬ ЛЕТ - ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ

    Валерий Журавлев 12.04.2018 18:56
    Коротко но приятно за отзыв. Труды, конечно, немного громко сказано, но накропал какое-то количество ...
     
  • ШЕСТЬ ЛЕТ - ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ

    Галина 11.04.2018 11:26
    Это от Гали Дьячковой из письма: "Валерины труды все прочитала Сначала удивлялась-может ли такое быть ...

Кто у нас?

Сейчас 89 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте