Эпизоды из практики работы на АЭС - 4

О выбросе из реактора Ленинградской АЭС облученной топливной сборки (кассеты).

Летом 1979 г. в час ночи я (заместитель начальника РЦ по эксплуатации и лицо, ответственное за исправное состояние и безопасное действие оборудования первого контура) был вызван на работу для проведения работ по приемке первого контура после окончания ремонта энергоблока №2, путем проведения гидроопрессовки (это были первые сутки моего планового отпуска). В качестве помощника взял с собой свободного от смены инженера (СИУРА Н. Петрова). Поручил ему проверить по верху реактора все места разгерметизации ТК (топливных каналов), в период ППР а сам проверил места, подвергавшиеся разгерметизации, по низу реактора (где производились работы по замене расходомеров и ЗРК (Запорно – Регулирующих Клапанов). Закончив проверку по низу реактора и получив доклад от Петрова Н., что по верху реактора все в порядке, дал разрешение ЗНСС на подъем давления в первом контуре (контур был заполнен водой в предыдущую смену). В 2 часа 30 мин. начался подъем давления. Я находился на БЩУ, когда, при достижении давления в контуре 35 атм., на экране дисплея увидел фонтан из ТК (Топливного канала), подъем темного стержня из канала реактора и человека, бегущего от реактора на выход из реакторного зала. Этим человеком был ст. инженер ЦН (цеха наладки). И. Дежин(умер в 2015 г). Подъем давления был прекращен, бегом по лестнице я поднялся к входу в РЗ (реакторный зал) и услышал звук сработавшей сигнализации радиационного контроля. Стало ясно, что произошла радиационная авария. Убедившись, что в РЗ персонала нет, дал команду Ст. оператору закрыть все входные двери в РЗ. Поднявшись в помещение закрытого пульта РЗМ (разгрузо – загрузочная Машина) через защитное стекло окна увидел на полу РЗ и на поверхности реактора две части одной ТВС (тепловыделяющей сборки). Одна часть ТВС была с подвеской. При проведении гидропрессовки произошел вылет топливной кассеты из канала реактора. Причина фонтанирования и разгерметизации – не завинчена пробка одного ТК. В аварийных ситуациях, не описанных в инструкциях, работники МСМ (Мин. Сред. Маша) приучены действовать без спешки и работать грамотно по программе, которую надо написать. Мы с НСС написали Программу ликвидации последствий радиационной аварии. В 4-00 часов НСС сообщил Главному инженеру об аварии и Проекте программы действий. Главный инженер (А. П. Еперин, умер в 2016 г.) запретил выполнение работ до его прибытия и вскоре приехал. Мы обстоятельно рассказали о происшествии и согласовали Программу ликвидации последствий аварии. Причины вылета топливной кассеты: не завинчена пробка одного ТК реактора (в картограмме контроля работ отмечено, что эта пробка завинчена) и наличие сжатого воздуха в верхней части первого контура (в паропроводах), из-за преждевременного закрытия воздушников при заполнении контура водой для гидроопрессовки. Причина аварии – человеческий фактор (инженер-контролер неверно отметил в картограмме контроля, что пробка завинчена, а Ст. инженер Н. Петров не проверил по месту положение всех пробок, а также некачественное выполнение работ по заполнению контура для опрессовки – не был удален весь воздух. При отсутствии сжатого воздуха в контуре топливная кассета могла лишь приподняться в ТК и, сбросив давление воды (а не воздуха) опуститься на место, а не вылететь из ТК. Но этого, к сожалению, произошло то, что описано. В РЗ (по Правилам радиационной безопасности) вход запрещен, а две части облученной ТВС надо как- то убирать?! Т. к. такой случай в эксплуатационных инструкциях не рассмотрен, то работы по ликвидации последствий случившегося должны проводиться по Программе, утвержденной ГИС (Главным Инженером Станции). О случившемся НСС (Начальник Смены Станции) доложил ГИС и мы подготовили специальную Программу, которую и начали выполнять, после ее утверждения. Я задержал опытного крановщика ночной смены (А. Лозовского) для дистанционной строповки и удаления сломанной ОТВС с пола РЗ и, затем, с поверхности плитного настила реактора. Малый крюк мостового крана через открытый проем РЗ спустили до нулевой отметки в транспортный коридор (где можно работать без ограничений по времени, т. к. излучения из РЗ сюда не проходят). Из тонкого нержавеющего троса изготовили петлю - удавку и закрепили ее на крюке крана. Далее в течение часа крановщик пытался попасть петлей в транспортный грибок подвески, лежащей на полу части ОТВС. В конце – концов, оператору - крановшику это удалось, и приподняв подвеску с верхней частью ОТВС с пола, опустил в ее в БВ (бассейн выдержки). Но в Реакторный зал входить нельзя, т. к. на поверхности реактора лежит другая половина этой ОТВС (без грибка и подвески) и гудит сигнализация – «запрет входа в РЗ). Решили путем зацепа грибка ОТВС за консольную балку бассейна оборвать тросик и утопить ОТВС с подвеской в воде бассейна. Все получилось. Теперь по этой же схеме новой петлей оператор – крановщик, с большими трудностями, все-таки, зацепил вторую половину ОТВС и опустил ее в бассейн. Однако звуковая сигнализация в Реакторном зале продолжала работать, т. к. из места разлома ОТВС выпало несколько топливных таблеток. Под контролем дозиметриста таблетки дистанционно смыли струей воды в БВ. Часть таблеток провалились в щели между защитными блоками трактов ТК. Как только с помощью пылесоса их собрали и удалили из РЗ, так сразу прекратился надоевший вой звуковой сигнализации и вход в РЗ стал возможен. В 10 -00 часов о случае на ЛАЭС знали в Министерстве и в Политбюро ЦК КПСС. В 16-00 было доложено об устранении всех последствий без превышения персоналом разрешенных повышенных дозовых нагрузок. По окончанию моего отпуска, я был ознакомлен с приказом Министра о наложенном взыскании: выговор мне, директору (Н. Ф. Луконину) и главному инженеру (А. П. Еперину). Инженер - контролер, неверно отметивший состояние пробки ТК в картограмме контроля работ по верху реактора, был уволен.

 

Владимир Кузнецов 

vladimir@tts.lt

Эпизоды из практики работы на АЭС - 2

О групповом несчастном случае со смертельным исходом.

В процессе пуска энергоблока №1 ЛАЭС и освоения проектной мощности произошел групповой несчастный случай – погибли три человека (слесари РЦ (Реакторного цеха), LAES 3ремонтировавшие насос промежуточного контура на работающем энергоблоке. Все трое были ошпарены кипящей водой и паром от разрыва чугунных корпусов работающих насосов. Разрыв корпусов насосов произошел от неожиданного поступления горячей воды из-за нарушения температурного режима в технологической схеме ХЦ, вызванного непонятным «самоходом» задвижек с электроприводом. Органы МВД проводили следственные мероприятия по групповому несчастному случаю со смертельным исходом. Семьям погибших коллег была оказана, символическая , не соответствующая моральному ущербу, материальная помощь. Нас интересовало: какие нарушения были выявлены работниками МВД ? Мы узнавали об этом у начальника смены РЦ (Реакторного цеха) той смены, в которой произошел групповой несчастный случай. Как оказалось, мы все нарушали требования Правил Безопасности: производили допуск строителей и монтажников к работам по устранению недоделок с нарушениями действующих Правил Безопасности. В период выполнения пуско - наладочных работ число нарядов – допусков на выполнение работ в помещениях РЦ в смену с 8-00 часов достигало 30 штук и более. Я работал СИМом (Старшим Инженером Механиком) в коллективе, где начальником смены был В. А. Шапошников. Я уговорил В. А. Шапошникова, при выходе на работу в дневные смены, начать работать со строгим соблюдением требований Правил Безопасности. Получив согласие, мы, в первую смену с 8-00, в устной форме предупредили всех руководителей и производителей работ о том, что завтра они не будут допущены к работам, если не устранят выданные им замечания по оформлению существующих нарядов - допусков и/или, не представят удостоверения станционного формата о достаточной квалификации и чтобы они доложили об этом своему руководству. На следующий день они пришли с теми же нарядами и без удостоверений о квалификации. В итоге не были допущены к работам 29 бригад. Меня, с пачкой нарядов (29 шт.), вызвал на «разборку» Главный инженер станции В. П. Фукс. Он брал в руки наряд и спрашивал причину отказа в допуске, я называл, характер нарушения . Так мы прошлись по всем 29-ти нарядам. По последнему наряду – допуску он мне сказал, что нарушение не значимое и можно допустить к работе. Я ответил, что согласен допустить, если он даст указание в письменной форме. Письменного указания он не дал, а в гневе, сказал: «Забирай свою папку и уходи!». Это был интеллигентный руководитель, который никогда не выражался нецензурно.   Далее нам пришлось выдержать «психологическую атаку» руководства строителей, монтажников, наладчиков, с чем мы успешно справились, изрядно потрепав нервы. На третий день мы работали по требованиям Правил Безопасности , но только с теми бригадами у которых были устранены указанные нарушения и несоответствия. Следующие смены нашу инициативу поддержали и, постепенно, все наладилось и мы стали работать на более высоком уровне культуры безопасности. Но это был для нас трудный экзамен. Однако, мы показали персоналу смен всех цехов и руководству станции, что работать с соблюдением Правил езопасности можно и нужно поднимать культуру безопасности на АЭС на должный уровень. Следствие по групповому несчастному случаю было прекращено по указанию Н.А. Косыгина – Председателя правительства СССР («они были первыми, как космонавты»- так он отреагировал, будучи с визитом на ЛАЭС).

 

Владимир Кузнецов 

vladimir@tts.lt

Эпизоды из практики работы на АЭС - 3

О первой и последней кислотной промывке первого контура АЭС с РБМК - 1000

Это было в 1975 г. Для снижения радиоактивного фона в помещениях энергоблока и повышения надежности и эффективности работы ядерного топлива в реакторе, было решено, перед плановым ремонтом энергоблока, выполнить кислотную промывку первого контура слабыми растворами кислот (соляной и марганцевой). Я инженер-механик РЦ. Работаем в смену с 00 часов. Энергоблок №1 в плановом ремонте. Закончена кислотная промывка первого контура циркуляции. Реактор заглушен. Реактор с водой, уровни воды в барабан – сепараторах. Правый напорный коллектор диаметром 1000 мм, длиной 30 м опорожнен, лазы (диаметром 400 мм) в торцах коллектора открыты, из-за неплотно закрытых некоторых (ЗРК) - запорно-регулирующих клапанов, по низу коллектора струей, шириной в три пальца, течет в дренаж горячая вода. Задание смене: произвести внутренний осмотр напорного коллектора и раздаточных групповых коллекторов (РГК, 22 шт.) на наличие загрязнений и посторонних предметов, т. е., проверка первого контура на чистоту после кислотной промывки. Начальник смены РЦ одевается в полиэтиленовый защитный костюм, резиновые перчатки, спасательный пояс с веревкой и с переносной лампой в руке, с моей помощью, пролезает через лаз внутрь коллектора. Через 2-3 минуты вылезает из трубы, т. к., там очень жарко, по низу коллектора течет горячая вода и нечем дышать из-за высокой температуры и пара. Внутренний осмотр напорного коллектора не получается. Но задание надо выполнить. Я переоделся, влез в коллектор через лаз, взял в руки переносную лампу и шланг с сухим сжатым воздухом, чтобы было чем дышать, направляя струю воздуха на лицо. Чтобы осмотреть весь, 30-ти метровой длины, коллектор решил быстро «пробежать» до противоположного конца не заглядывая в РГК (Раздаточные Групповые Коллекторы) , а на обратном пути осмотреть все 22 РГК. Насчитал 8 РГК, в тупиковых концах которых лежат посторонние предметы: шпильки, шайбы, болты, гайки. Почему я так действовал? Я решил, что если добегу «на карачках» до конца напорного коллектора, то обратно вернусь в любом случае: жить - то хочется. О результатах осмотра пришлось доложить, лично, главному инженеру Еперину А. П. В дальнейшем, все обнаруженные детали были извлечены из контура и по этим деталям и чертежам была установлена арматура, которая подлежала ремонту из – за потери крепежных элементов, выполненных (вместо нержавеющей), из обычной стали. По результатам первой кислотной промывки в Технологические регламенты АЭС с РБМК -1000 был внесен запрет применения кислотных промывок первого контура на всех АЭС с РБМК. Однако, руководством и некомпетентными специалистами Игналинской АЭС этот запрет в 2010 г. был проигнорирован и на энергоблоке №1 была выполнена попытка проведения кислотной промывки первого контура с применением, даже) азотной кислоты. В процессе промывки, произошла радиационная авария с разгерметизацией первого контура, утечкой горячего радиоактивного раствора в помещения станции и повышенного радиационного облучения персонала, участвовавшего в ликвидации ее последствий. Как, в советское время, так и сейчас, информация о радиационной аварии поступила в СМИ с задержкой и с искажением фактических последствий: «из первого контура в нижние помещения станции было пролито 300 м. куб. промывочного раствора». Для бывших работников АЭС эта «туфта» не проходит – объем первого контура составляет 1000 м. куб., следовательно, и пролито было не менее этого количества горячего радиоактивного раствора, а не 300 м. куб, т. к. для прекращения опорожнения первого контура необходимо закрыть все дренажные вентили. Однако, как можно закрыть дренажный вентиль, если он растворился, т. к. все дренажи первого контура имеют арматуру из обычной (а не нержавеющей стали). Персонал, участвовавший в дезактивации затопленных радиоактивным раствором помещений, не мог не получить повышенных доз облучения, а окружающая среда АЭС приняла радиоактивные аэрозоли выброшенные вытяжной вентиляцией. Но об этом, также, нет информации в СМИ. Новое руководство ИАЭС запретило персоналу разглашать информацию об инцидентах на АЭС, но об этом запрете, почему-то, стало известно всему населению города Висагинас. В итоге: цель промывки «грязного» первого контура не достигнута (промывка прекращена из- за его разгерметизации) планируемое снижение радиоактивности в помещениях - не достигнуто. Для начала работ по демонтажу оборудования и трубопроводов первого контура требуется его техническое обследование и ремонт с последующей дезактивацией или демонтаж и дезактивация с повышенными дозами персонала.

 

Владимир Кузнецов

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Эпизоды из практики работы на АЭС - 1

О взрывах и ходьбе по стальному «минному» полу в Реакторном зале Ленинградской АЭС.Kuzn Vol

На энергоблоке №1 ЛАЭС, при пуске первом разогреве реактора и коробчатых металлоконструкций пола Реакторного зала (РЗ), я был свидетелем микровзрывов. Ходить по залу было страшновато, т. к. в разных местах неожиданно раздавались хлопки, сопровождавшиеся возникновением огоньков синего пламени, истекающих из монтажных резьбовых отверстий пола. Впоследствии, стало известно, что для защиты персонала от нейтронного облучения пол Реакторного зала собран из коробчатых металлоконструкций, заполненных специальным водородосодержащим щебнем, обладающим лучшими защитными свойствами от нейтронов и гамма излучения. Позднее выяснилось, что это взрывался и горел водородосодержащий газ, выделявшийся из влажного Уральского щебня при его просушке путем подогрева. Хлопки микро-взрывов прекратились, через 2-3 суток, после полной просушки щебня и находиться в Реакторном зале стало безопасно. На следующих энергоблоках этого не наблюдалось, т. к. засыпка коробчатых конструкций плит и балок схемы «Г» производилась на заводе - изготовителе предварительно просушенным щебнем, а транспортные отверстия были герметично закрыты от попадания влаги.

Лет через 6 или 7, я оказался случайным свидетелем взрыва подземного сооружения - Газгольдера Выдержки (ГВ) радиоактивных сбросных газов. . ГВ располагается под землей, на площадке между зданиями управления и энергоблока №1. По поверхности ГВ была протоптана тропа, по которой персонал ходил кратчайшим путем к энергоблоку. После обеда я находился в помещении ремонтной службы РЦ с видом на здание энергоблока №1. Ветер дул, как обычно, с Финского залива. вдруг заметил, как земля, на участке размерами с футбольное поле, зашевелилась, затем перемешиваясь со снегом, слегка приподнялась, раздался хлопок взрыва и, выброшенные теплые радиоактивные газы в виде пара, ветром перенесло через здание управления, в котором я находился. Взрыв водорода в ГВ произошел в начале зимы, когда поверхность земли была слегка прикрыта слоем снега. Нам посчастливилось, что в момент взрыва, на тропе ни кого не было. Почему произошел взрыв мне неизвестно (возможно, из-за искры от блуждающих токов и накопления водорода, вследствие нарушения технологического режима). Но подобных случаев больше нигде не было.

 

Владимир Кузнецов 

vladimir@tts.lt

                             

Поиск на сайте

Последние комментарии

  • НАБРОСКИ УЖЕ ПОЧТИ ТОМИЧА ч.2

    Валерий Журавлев 20.12.2017 14:07
    Григорий, спасибо за отзыв. Мой первый текст Саша сам разбил на 4 части, на мой взгляд - зря, он ...
     
  • НАБРОСКИ УЖЕ ПОЧТИ ТОМИЧА ч.2

    Валерий Журавлев 20.12.2017 10:38
    Спасибо за отзыв, но где же мат?
     
  • НАБРОСКИ УЖЕ ПОЧТИ ТОМИЧА ч.2

    Григорий Абрамочкин 18.12.2017 19:28
    Ладно, ушли от темы. Твой пассаж о Булате Окуджаве - бальзам на душу! Я постарше - мы сами делали ...
     
  • НАБРОСКИ УЖЕ ПОЧТИ ТОМИЧА ч.2

    Григорий Абрамочкин 18.12.2017 19:22
    Повторюсь - окунулся в детство! Хорошо написано, реально и, как говорила мать - правдиво! От себя ...
     
  • НАБРОСКИ УЖЕ ПОЧТИ ТОМИЧА ч.2

    Григорий Абрамочкин 18.12.2017 18:42
    Валерий Иванович! Испытываю вину, что не прочитал враз все части опуса (я и сейчас не нахожу ч.ч.

Кто у нас?

Сейчас 56 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте