LAES 3О работе персонала внутри барабан - сепараторов

     На первом РБМК – 1000 была установлена причина наличия нестабильности уровней воды в БС, приводящая к необходимости его стабилизации с помощью стержней СУЗ (Системы Защиты и Управления) реактора. У СИУРа (Старшего Инженера Управления Реактором), за все 6 часов смены) не было времени на ведение оперативного журнала, т. к., он вынужден был стоять у пульта и ,крому управления реактором«держать» уровни в БС. Для стабилизации уровней воды в барабан – сепараторах (БС) было принято проектное решение по реконструкции гидрозатворов внутрибарабанных устройств, путем их замены и переобвязке пароводяных коммуникаций (ПВК). Стабилизация уровней позволит повысить надежность работы энергоблока, освободит СИУРА от не свойственных ему обязанностей.

По правой стороне первого контура ответственным руководителем работ приказом был назначен Зам. Начальника РЦ по эксплуатации (В. Н. Кузнецов – автор этих строк), по левой – Начальник цеха наладки – М. П. Уманец – (будущий директор ЧАЭС). Для снижения температуры воздуха внутрь БС была организована подача морозного воздуха с температурой до минус 40 гр. Ц. Только при этой технологии удалось снизить температуру воздуха внутри БС до приемлемой, т. е., до +40 гр. Ц. Для исключения попадания посторонних предметов внутрь первого контура циркуляции были предусмотрены специальные меры: спецодежда без пуговиц (на веревочках), на «входе» учетчик с журналом учета вносимых и выносимых из контура предметов (гаечные ключи, болты, гайки и т. п.). За исправную работу временного освещения внутри БС отвечал дежурный электрик, за чистоту помещений у «входа» в помещение БС и состояние спецодежды персонала отвечали работники Цеха дезактивации и Отдела РБ (радиационной безопасности). Последние требования были внесены в текст приказа по моему требованию, в дальнейшем, такая практика организации работ, была принята при организации ремонтных работ в периоды ППР. В процессе выполнения физически тяжелых работ внутри БС, в условиях повышенных температур в стесненных условиях, были случаи, когда некоторые работники теряли сознание. Приходилось организовывать эвакуацию персонала из рабочей зоны в зону «отдыха» и оказание медицинской помощи. Внутри БС работали по 15-20 минут с выходом в зону отдыха. Я быстро усвоил, что если «отдыхающий» имеет бледный цвет лица, то его не следует направлять на работу внутрь БС и отправлял его в санпропускник и домой. Это избавило от необходимости эвакуации работника, потерявшего сознание, из БС, что отвлекало от основной работы. На второй день работы внутри БС один из опытных работников (П. Д. Злобин – Ст. мастер по ремонту ГПМ) предложил ускоренный метод демонтажа старых устройств. По принятой технологии для демонтажа нужно было отвинчивать болты М16 и удалять гайки, болты и устройства из БС со строгим учетом их количества. П. Злобин предложил не отвинчивать эти болты, т. к. это очень медленно, а завинчивать их до разрыва - что гораздо быстрее. Я проверил по месту этот способ и одобрил его предложение. В результате, работы по реконструкции гидрозатворов в БС правой стороны контура были выполнены на сутки раньше, чем на левой стороне. Выполненные работы внутри БС значительно повысили стабильность работы энергоблока. На последующих энергоблоках это было сделано на заводе – изготовителе БС. Первопроходцам всегда труднее. Мне, до сих пор непонятно, почему Зам. Начальника РЦ занимался не эксплуатационными, а ремонтными работами, хотя я и пытался от этого избавиться (но меня не поддержал мой коллега Зам главного инженера по эксплуатации А. В. Филиппов).

Мне пришлось быть свидетелем и участником и других не проектных инцидентов, связанных с принятием нестандартных решений и ликвидацией последствий. Но их описание и чтение может утомить читателя (заклинивание топливной сборки в ТК при извлечении с помощью РЗМ, заклинивание ДП в ТК реактора при извлечении краном и обрыв его несущего стержня, пробивка облицовки БВ с утечкой воды из БВК, деформация облицовки БВ при его неправильном опорожнении для ремонта, разрыв ТК реактора на мощности). Все перечисленные и другие инциденты и необычные ситуации, имевшие место на ЛАЭС, позволили мне обрести ценный опыт и применить его на Игналинской АЭС, которая отработала 26 лет без аварий.

 

Владимир Кузнецов 

vladimir@tts.lt

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск на сайте

Последние комментарии

  • ШЕСТЬ ЛЕТ - ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ

    Валерий Журавлев 12.04.2018 18:56
    Коротко но приятно за отзыв. Труды, конечно, немного громко сказано, но накропал какое-то количество ...
     
  • ШЕСТЬ ЛЕТ - ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ

    Галина 11.04.2018 11:26
    Это от Гали Дьячковой из письма: "Валерины труды все прочитала Сначала удивлялась-может ли такое быть ...
     
  • ШЕСТЬ ЛЕТ - ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ

    Валерий Журавлев 08.04.2018 07:10
    Спасибо, Борис Филиппович, за точное определение написанного... Действительно, так примерно и задумывался ...
     
  • ШЕСТЬ ЛЕТ - ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ

    Борис Томак 07.04.2018 17:09
    Для меня,Валерий Иваныч,чтение твоих »Опусов»-вроде как посиделки у таёжного костра.Спасибо большое за ...
     
  • ШЕСТЬ ЛЕТ - ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ

    Валерий Журавлев 06.04.2018 16:50
    Рубен, мне кажется, что твои комменты совершенно искренни, тем приятней их читать. За цитату из "Того ...

Кто у нас?

Сейчас 35 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте